lesamohval: (колбас)


                  Михаил Щербаков

Первым номером будешь, скорей всего, ты. То есть некогда звонкий
кутила, разбойник и друг дорогой. А теперь - незнакомец брадатый.
Ты зачем то мне нужен - как часть панорамы, пятно, силуэт,
без фамилии, в профиль - ты все же мне важен не меньше , чем номер второй.

Номером вторым побудет дама средних лет. Не из ряда примадонн.
В прошлом аспирантка, полубарышня из этих, знаешь, коих легион.
Кое вразумительно целуются и плачут, но почти не говорят.
Сызмальства готовятся в балет, но поступают на мехмат.

Третьим номером, видимо, буду я сам. То есть бывший герой,
мореплаватель, плотник и прочее. Только не член никаких академий.
Без меня панораме не быть, как не быть ей без многих еще номеров,
различимых слабее и даже не названных в этой связи.

Всех не нарисуешь, да и незачем, достаточно отметки на шкале.
Пепел подтверждает силу пламени, но пламя не нуждается в золе.
Живопись питается деталью, но моя задача - жертвуя мазком,
выиграть во времени. А время не нуждается ни в ком.

Не поверишь, но с той сумасшедшей поры, когда все еще было другим,
сохранил я бутыль: сувенирный портвейн, не поверишь - "Массандра".
Почему-то мне не безразлично зеленое это стекло и напиток внутри,
непроглядный, прости за банальность, как полночь в Крыму.

Видимо, при нынешнем меню, в котором деготь - обязательная снедь,
в новой топографии, где каждый перекресток приглашает умереть, -
те обломки прошлого, что вовремя не сгнили и не преданы огню,
выглядят по-своему торжественно. К чему я и клоню.

Давай, брат, умрем. Но сперва воспарим как когда-то. Когда-то...
"Массандру" почнем. Пригласим аспирантку с мехмата. Кутнем.

Стоит ли гадать, какими именно лучами озарит нас Божество?
Все, что мы свершим и скажем, будет - для Него. Но без оглядки на Него.
Все, включая прихоти, ужимки и прыжки к седьмому небу без шеста,
Будем мы проделывать единственно во славу Божества,

Но Божества не замечая.

Спасибо 

[livejournal.com profile] russhatter
lesamohval: (пуговка)
Ах, Гамлет, Гамлет, нищий друг, ну в чем твоя вина?
Пусть у тебя шестнадцать рук, но печень-то одна.
Пора выплачивать долги, а не качать права:
У человека три ноги, но глаза только два.

От неурядицы такой кривится смертный рот,
и вот артист, забыв покой, гармонику берет.
У ней пушистые меха, и кнопок галалит
то о-хо-хо, то ха-ха-ха, то сладко, то болит.

Я был и сам большой артист, я под грозою мок,
то травянист, то каменист, то вовсе невдомек,
и робко верил, что для нас, художников, судьба
предназначает третий глаз посередине лба.

Струитесь, слезы; лейся, смех; слагайся, хитрый стих!
Топорщится тресковый мех на девах молодых.
Письмо. Дуэль. Сервант. Хрусталь. Есенин. Ночь. Трюмо.
Ну да, ни капельки не жаль, – но видеть сны, быть мо...

Бахыт Кенжеев
lesamohval: (пуговка)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] snowman_fedya в губерманское
Когда мы раздражаемся и злы,
обижены, по сути, мы на то,
что внутренние личные узлы
снаружи не развяжет нам никто.

lesamohval: (пуговка)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] qlman в И ещё слово сожителю по номеру.
Поэты пели. Поэты пили.
Поэты спали – к плечу плечо.
Орали «Браво!», венок делили,
Но что-то было у нас ещё.
Друг в друге, словно рентген, сквозили
На тот на самый гамбургский счёт –
Работал творческий автопилинг,
Ведь что-то было у нас ещё!
Коньяк дожали, вино добили –
Всё им, талантливым, нипочём!
И по ночам к мастерам ходили –
Там что-то было у них ещё…
Андрюха хряпнул, Витюню слили –
Никто ребят не винит ни в чём.
Дилеммы не было: выпить или…
И вновь глаголами жечь – ещё б!
Друзья, спасибо за дни, что были,
За силу слога и алость щёк!
Мы что-то важное сотворили
И, даст нам Бог, сотворим ещё!

Павел Куравский

http://infomania.ru/map/?p=8421

lesamohval: (пуговка)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] susel_times в 08. Sua Liikaa Rakastan

Август крадётся неслышно, как ниндзя в кино.
Август кусает, внезапно напав из засады.
Стоит немного замешкаться – ты без штанов
Тщетно пытаешься вспомнить, как звать тело рядом.

Август – звенящая похоть, кипение вен,
Спелое яблоко, неутолимая жажда.
Время гранёных стаканов, исписанных стен.
Пьяный не каждый второй или третий, а каждый.

Август заманчив и лжив, как прозрачный дымок.
Он вызывает аддикцию хуже, чем хмурый.
Только шагнёшь, и по шею «увяз коготок».
Строчку напишешь – уже не спасёт редактура.

Август сшибает все ритмы, он толст и ленив,
Не любопытен до самой беды, до порога:
- Ай, отвалите, я млею, мне не до хуйни!
Осень? Да это когда ещё будет, ей-богу.

А вот его же:

Z (O.M.)
Хватит ждать, что она тебе снова напишет: «Привет».
Всё равно она едет по жизни в другой полосе.
Вероятность, что ей не плевать, лишь в твоей голове.
Попрощайся немедленно с ней. И забудь насовсем.

Весь твой мир – это только следы её кед на песке.
Прорастай же оттуда, рви корни, беги в тёмный май.
Как бы ни было сладко вариться в тягучей тоске,
Прекращай, поднимайся, не ной, не пизди, забывай.

Пусть от этой идеи как крыса скребется в груди,
Как с похмелья тошнит и безумно болит голова.
Ты мальчишка, но, может быть, время пришло подрасти.
Взрослым быть – это в том числе значит уметь забывать.

В это трудно поверить, но можно жить после любви.
Можно даже когда-то потом снова двинуться путь
По страстям. Но пока ты себе не поставишь на вид
И не ёбнешь – не выгребешь. Выставь же, ёбни, забудь.

Profile

lesamohval: (Default)
lesamohval

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 07:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios